Лёгкий танк сопровождения FCM 36

Своим появлением этот танк межвоенного периода обязан фирме Hotchkiss. Именно она в 1933 г. выступила с предложением к французскому правительству создать более дешевый и при этом хорошо бронированный танк сопровождения пехоты, что в ответ повлекло конкурсное задание, направленное сразу нескольким конструкторским коллективам. Наиболее острая конкуренция разгорелась между Hotchkiss H-35 и Renault R-35, которые виделись реальными кандидатами на серийное производство, однако был и них ещё один, не менее опасный соперник.

Фирма FCM (Forges et Chantiers de la Mediterranee) из Тулона имела давние танкостроительные традиции. С 1921 г. на её производственных мощностях выпускался самый мощный тяжелый танк своего времени  знаменитый , собранный в количестве всего 10 экземпляров. Затем, коллектив под руководством инженера Будро (Boudrot) занимался разработкой трансмиссии для нового тяжелого танка типа Char B, но в 1934 г. к нему поступило предложение заняться более перспективной работой. Речь шла о проектировании легкого танка, предназначенного для сопровождения пехоты. Техническое задание на него выдала французская армия. Будро в кратчайшие сроки подготовил предварительный проект и уже в марте 1934 г. представил армейской комиссии деревянный макет будущего танка. Машина очень понравилась пехоте, которая желала иметь в первую очередь хорошую защиту, а разработка FCM как раз обладала одним преимуществом – по проекту катаные бронелисты должны были соединяться под большими углами наклона, что позволяло увеличить снарядостойкость.

fcm-36_3

Спустя чуть больше года первый прототип танка, названного FCM 36, был представлен военной комиссии в Винсеннсе. Конструкция этой машины была сложнее, чем у Hotchkiss H-35 и Renault R-35. Согласно техническому заданию толщина лобовой и бортовой брони сначала равнялась 30 мм, но очень скоро её довели до 40 мм. При обстреле с бортов, которые как правило выполнялись прямыми, такая защита спасала только от огня 20-мм пушек, поэтому Будро и решил применить наклонные бронелисты, чтобы путь снаряда, прошивающего броню, оказался как можно длиннее. Это, в свою очередь, повлекло значительное усложнение технологического процесса. В передней части корпуса располагался механик-водитель, за ним находилось место командира, который также выполнял функции стрелка и заряжающего. В его распоряжении находилась старая 37-мм пушка SA18 и спаренный с ней 7,5-мм пулемет Chatellerault MAC31. Вооружение устанавливалось в одноместной башне, на крыше которой была выполнена специальная надстройка для наблюдения за полем боя (наподобие невращаемой командирской башенки), что ещё больше усиливало футуристические очертания FCM 36.

Другой новинкой стал дизельный 4-цилиндровый двигатель Berliet мощностью 91 л.с. Хотя он был слабее, чем скажем у Hotchkiss H-35, по такому показателю, как радиус действия, FCM 36 заметно обходил остальных – запаса 217-литрового бака хватало на 225 км. К тому же, более дешевая солярка обладала меньшей пожароопасностью.

Ходовая часть танка также не отличалась особой простотой. Она состояла из 8 опорных катков на борт, сблокированных в 4 тележки, одного натяжного ролика, 4-х поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Катки и внешние элементы трансмиссии почти полностью закрывались фальшбортом сложной формы, в котором имелось пять вырезов для сброса грязи с верхних ветвей гусениц.

fcm-36_4

Испытания FCM 36, проведенные в 1935 г, принесли больше разочарований. Полная масса танка превысила допустимые 10168 кг, а по скорости и подвижности он существенно проигрывал основному конкуренту – Renault R-35. 9 июня прототип вернули заводу-изготовителю, где на танке облегчили конструкцию корпуса, переделали башню, трансмиссию и гусеничные траки. Для облегчения доступа к МТО его крыша закрывалась легкосъёмной панелью. Два повторных испытательных цикла проходили 10 сентября — 23 октября и 19 декабря 1935 г. – 14 мая 1936 г. Армия была не в восторге от новой машины, но согласилась принять её на вооружение, при условии, что максимальная толщина брони будет доведена до 40 мм. Поскольку на такую доработку времени не оставалось, вместо проектирования нового корпуса решили просто наложить 10 мм листы броневой стали. В таком виде прототип был продемонстрирован Commission d’Infanterie, которая 9 июня, объявив его лучшим из представленных образцов, все же отдала предпочтение Renault R-35.

Тем не менее, армия сделал заказ на 100 танков (по цене 450.000 франков за штуку), присвоив им обозначение Char leger Modele 1936 FCM. Возможно, количество серийных танков могло быть и большим, но цена FCM 36, его перетяжеленность и низкие скоростные качества оказали сильное влияние на дальнейшую судьбу этой машины.

Производство разворачивалось неспешно – инженеры FCM весь 1936 г. готовили проекты модернизации танка, планируя установить более сильный двигатель и облегченную ходовую часть. В итоге первый серийный образец увидел свет только 2 мая 1938 г. Выпустить полностью модернизированный танк FCM не смогла, но в процессе сборки в конструкцию танка постоянно вносились какие-либо улучшения. Например, танк с заводским номером 30057 (т.е. 57-й серийный) получил новые гусеничные траки, усиленный двигатель и модифицированную трансмиссию. Правда в серии эти доработки применение не нашли.

fcm36_ger1

Между 12 мая 1938 г. и 3 февраля 1939 г. штаб армии заключил ещё два контракта в общей сложности на 200 машин. Казалось бы, зачем французской армии современный, но очень недовведенный танк? А всё дело в том, что две других фирмы разворачивали в предвоенные годы выпуск собственных машин крайне вяло, вот армия и решила перестраховаться. Но тут, как гром среди ясного неба, представители FCM озвучили следующее – после сборки последнего серийного FCM 36 (№30100) их производство сворачивается и будет возобновлено не ранее сентября 1940 г. В качестве основной причины приводилась неимоверная стоимость танка, которая по подсчетам фирмы приближалась к 900.000 франков за единицу. Кроме того, FCM успели нагрузить заказом на выпуск тяжелых танков Char B.

Это серьёзно нарушило планы оснащения французских танковых подразделений. Дело в том, что выпуск унифицированных литых башен APX проходил с большими задержками. Помимо этого, по массе они на 266 кг были тяжелее (1553 против 1287 кг), а их сталь была то слишком мягкой, то слишком ломкой. Вместо АРХ, после выпуска 2000 штук, на часть выпускаемых танков других фирм планировали устанавливать модернизированные башни от FCM 36, пригодных для установки в них новых 37-мм орудий с более сильной отдачей. Но, поскольку выпуск танков приостанавливался, изготовление башен приостанавливали вместе с ними. На этой неприятной ноте вопрос производства FCM 36 закрыли.

Боевая карьера у FCM 36 явно не сложилась. Первые два легкотанковых батальона 4e и 7e BCL (Bataillon de Chars Legers – батальон легких танков) сформировали в марте и апреле 1939 г. В них надлежало иметь по 45 танков: три боевые роты по 13 танков и 6 учебных машин. Остальные 8 использовались для обучения механиков-водителей, один танк был разрушен при испытаниях минных заграждений и ещё один служил на фабрике в качестве испытательного стенда.

fcm-36_9

FCM 36 занимает достаточно значимое место не только во французском, но и в мировом танкостроении. Фактически впервые была создана машина, сочетавшая в себе сварной корпус с противоснарядным бронированием с рациональными углами наклона (но сложный по форме и трудоёмкий в изготовлении) и дизельную силовую установку. Возвращавшиеся в СССР после Гражданской войны в Испании танкисты, видевшие эти танки, доложили о них советскому руководству, которое по открытым и разведывательным данным получило достаточно полную информацию о FCM 36 и срочно приступило к созданию своих образцов с подобной конфигурацией корпуса. Особо были отмечены противоснарядное бронирование и использование дизельного двигателя. Также стоит отметить, что в конструкции FCM 36 не применялось литьё корпусных деталей, поэтому он выглядел предпочтительнее по уровню защищённости по сравнению со своими «напарниками» R 35 и H 35. Последние имели литую броню, которая при той же толщине, что у FCM 36 даже при должном качестве (а с ним были проблемы) обладала меньшим защитным действием по сравнению с ка́таной.

Во всём остальном танк был достаточно консервативен по конструкции, а его основное вооружение являлось уже откровенно устаревшим. Ни осколочное, ни тем более бронебойное действие 37-мм пушки «Пюто» эпохи Первой Мировой войны не соответствовали требованиям времени. Командир танка был перегружен функциональными обязанностями. За исключением флажковой сигнализации, средств внешней связи не имелось вовсе.

В целом, FCM 36 представлял собой типичное воплощение французской военной доктрины, в которой танкам отводилась роль только средств непосредственной поддержки пехоты со всеми вытекающими из этого достоинствами и недостатками, причём, по мнению многих историков со значительным преобладанием последних над первыми.